новости
Все подряд
Популярные
Загрузить ещё
Иван Бесценный
Главный редактор
#Юрий Чайка
#Александр Игнатенко
#Следственный комитет
#Генпрокуратура
#Александр Бастрыкин
#Иван Назаров
#Дмитрий Урумов
Дело подмосковных прокуроров
#Юрий Чайка
#Александр Игнатенко
#Следственный комитет
#Генпрокуратура
#Александр Бастрыкин
#Иван Назаров
#Дмитрий Урумов
Когда в рамках одного силового ведомства происходит застой, там расцветает коррупция невероятных масштабов. И хотя по "делу подмосковных прокуроров" так и не было вынесено обвинительного приговора, это не отменяет фактов использования служебного положения для осуществления незаконных действий.

Более восьми лет прошло с тех пор, как произошло знаменитое на всю страну дело о подпольных казино в Московской области, которые «крышевали» сотрудники прокуратуры Московской области. С высоты сегодняшнего дня «Игорное дело» или «Дело подмосковных прокуроров» предстаёт совершенно в ином свете. Во-первых, в наши дни такого дела просто не могло произойти. Реформы силовых и правоохранительных структур, проведённые президентом в последние годы, как раз были направлены на предотвращение подобных преступлений. Тогде же, в 2014 году, наделавшее много шума дело о прокурорах, крышевавших игорный бизнес в Подмосковье, оказалось закрыто по амнистии. Уголовное преследование подозреваемых и обвиняемых прекращено не смотря на то, что само преступление все же имело место.

И, несмотря на жесткий конфликт между генеральной прокуратурой в лице Юрия Чайки и руководителем нового ведомства – Следственного комитета Александром Бастрыкиным, ни тот ни другой чиновник не лишился своей должности. Несмотря на это, согласно ряду политологов. Чайке пришлось профинансировать знаменитый фильм Алексея Навального (фильм «Чайка») именно с целью остаться в своей должности. 

Генеральная прокуратура, как ожидалось, отменит закрытие дела по амнистии, но вовсе не для того, чтобы способствовать наказанию своих нечистоплотных подчиненных. Прокуроры уверены, что состава преступления в деле нет, и закрывать его надо по иной, реабилитирующей, статье.

Обстоятельства дела

Следственный комитет РФ прекратил уголовное дело в отношении шестерых организаторов подпольного игорного бизнеса, который крышевали руководящие сотрудники Мособлпрокуратуры. Как оказалось, еще осенью 2013 года Иван Назаров и Марат Мамыев, их помощница Алла Гусева и координаторы деятельности подпольных казино Иван Волков, Владимир Хуснутдинов и Владимир Наумкин подписали протоколы об окончании ознакомления с материалами расследования и одновременно подали заявления, в которых просили применить к ним акт амнистии. Накануне Нового года СК РФ удовлетворил прошение обвиняемых, после чего их уголовное преследование было прекращено, в связи с применением к ним акта амнистии, а дело закрыто.

Следственный комитет РФ направил все материалы на утверждение в Генпрокуратуру. Надзорное ведомство отменило постановление о прекращении уголовного преследования, поскольку там полагают, что закрывать дело надо было не в связи с применением к обвиняемым акта амнистии, а за отсутствием в их деяниях состава преступления. Тем более, ранее суды признали незаконными арест Назарова и его компаньонов, проведенные еще в самом начале расследования.

Следственный комитет РФ установил что, с лета 2009 года по начало 2011 года доход от деятельности 18 нелегальных игровых залов в 15 городах составил 770 млн рублей. Согласно показаниям бизнесмена Ивана Назарова, часть полученных от деятельности казино денег уходила на повседневные нужды, а 80% оставшейся выручки шли прокурорам, прикрывавшим подпольный бизнес. Сотрудница Назарова Алла Гусева, считает следствие, занималась обеспечением всяких прихотей прокуроров: организацией их массовых поездок на отдых за рубеж, ремонтом квартир и коттеджей, покупкой дорогой мебели, поиском ветеринаров для редких животных и т.д.

Взамен представители правоохранительных органов предупреждали Назарова и его подчиненных о предстоящих операциях по борьбе с нелегальными казино. Если же они все-таки проходили в заведениях бизнесмена, покровители хлопотали, чтобы изъятые автоматы были возвращены назад. Также структурам Назарова передавали автоматы, изъятые у конкурентов.

После задержания зимой 2011 года Назаров, Мамыев и Гусева отказывались давать показания. Однако потом начали сотрудничать со следствием и заключили сделки с правосудием. В рамках этих соглашений Назаров и Ко рассказали обо всех случаях передачи денег сотрудникам правоохранительных органов. Как лица, добровольно сообщившие о даче взяток, они были освобождены от уголовной ответственности за данное преступление.

Расследование дела об организации подпольных казино было закончено еще в декабре 2011 года, однако следователи никак не ограничивали обвиняемых в сроках ознакомления с материалами. СК РФ хотел вначале попытаться довести до суда дела в отношении бывших прокуроров, в первую очередь — экс-зампрокурора Подмосковья Александра Игнатенко, однако Генпрокуратура отказалась утверждать обвинительные заключения по делам в отношении своих бывших сотрудников. Здесь стоит упомянуть, что сотрудники прокуратуры внезапно стали бывшими именно в момент начала уголовного преследования в отношении их деятельности. Это фирменная черта любых силовых ведомств России.

Александр Игнатенко на суде

Генпрокуратура с самого начала усиленно противостояла каждому шагу Следственного комитета по этому делу. В итоге осенью 2012 года аресты ключевых фигурантов «игорного дела прокуроров», как оно называлось в прессе, были признаны незаконными. А в декабре того же года из полутора десятков обвиняемых под стражей в российских СИЗО не осталось ни одного человека. Последним арестантом числился бывший первый зампрокурора Подмосковья Александр Игнатенко, пойманный в Польше, но через пять месяцев после экстрадиции в Россию также отпущенный на свободу.

После закрытия дела шестерки организаторов в производстве СКР было еще три дела, не побывавших на утверждении в Генпрокуратуре. Это общее дело в отношении прокуроров-крышевателей, в котором не осталось обвиняемых, а также дела в отношении прокурора подмосковного города Озеры Анатолия Дрока и бывшего начальника управления Мособлпрокуратуры по надзору за следствием Дмитрия Урумова. Последний, кстати, раздавал громкие интервью, в частности, телеканалу «Дождь». В которых свою вину не признавал, на сделку со следствием не шёл, своих коллег сдавать не собирался. Однако, в дальнейшем, Урумов напрямую обвинил прокуратуру и Игнатенко в частности, в том, что они мешают ему сотрудничать со следствием, а воё внезапное увольнение из органов прокуратуры считает незаконным.

В то же время, бизнес-империя Ивана Назарова, основного подельника прокуроров и главного свидетеля, продолжает процветать. Только вместо казино прибыль ему теперь приносят суши-бары, а в помещениях, где располагались «однорукие бандиты», разыгрываются лотереи «Бинго».

Хронология игорного дела

В феврале 2011 года сотрудники ФСБ задержали бизнесмена Ивана Назарова и его помощника Марата Мамыева по обвинению в организации сети подпольных казино. Вскоре выяснилось, что бизнесмены были низовым звеном игорной мафии. Согласно материалам уголовного дела, основной доход от нелегального бизнеса получали областные прокуроры, которые за взятки крышевали казино.

Иван Назаров

В мае 2011 года были возбуждены уголовные дела против начальника отдела областной прокуратуры Дмитрия Урумова, прокурора Ногинска Владимира Глебова, прокурора Пушкино Романа Нищеменко, прокурора Клина Эдуарда Каплуна и прокурора Серпуховского района Олега Базыляна.

Следствие считало их организованной группой, в которую также входили сотрудники подмосковного ГУВД. На самом верху этой криминальной пирамиды, по версии следователей, находился зампрокурора Подмосковья Александр Игнатенко. Однако сразу после начала следствия он сбежал за границу. 

Задержали Игнатенко только 1 января 2012 года на территории Польши. А спустя год он был экстрадирован в Россию. 

2013 году, из-за затяжного конфликта по игорному делу с заместителями генпрокурора Виктором Гринем и Владимиром Малиновским, оставил свой пост прокурор Московской области генерал-лейтенант юстиции Александр Аникин, он был назначен на должность прокурора Московской области с согласия президента Медведева приказом Юрия Чайки 21 апреля 2011 года, после начала скандала по игорному делу с поручением разобраться в этой запутанной истории. Любопытно, что на место Аникина начальником «Управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генеральной прокуратуры России» был назначен прокурор Москвы Юрий Семин, по мнению газеты «Известия», в разгар «игорного скандала» информированного экс-прокурора Москвы «спрятали от следствия» в главке.

В сентябре 2013 года Верховный суд России удовлетворил надзорное представление заместителя генпрокурора Виктора Гриня, признав незаконным арест бывших оперативников управления К бюро специальных технических мероприятий МВД РФ Темиргалиева и Куликова, СКР обвиняло их в получении взяток на общую сумму свыше 225 тысяч долларов от хозяев нелегальных подмосковных казино за своевременные предупреждения о внеплановых проверках. Это стало первой процессуальной победой опальных экс-полицейских, ранее суды признавали их виновными на основании показаний Урумова, который еще в 2011 году рассказал правоохранительным органам о связи зампрокурора Москвы Козлова и бандита Назарова по поручению которых он, Урумов, передавал взятки оперативникам Темиргалиеву и Куликову за общее покровительство и бездействие по казино.

В начале февраля 2014 года Юрий Чайка требовал «уже закончить с этим делом», по сути, утверждая, что дело сфабриковано следствием, Чайка также отметил, что доказательств вины прокуроров в «игорном деле» нет, а следов преступления в виде денег, счетов и недвижимости не обнаружено. По утверждению рядовых сотрудников прокуратуры деньги, счета и недвижимость было найти затруднительно, потому что средства бездарно проматывались высокопоставленными ворами. Через неделю Следственный комитет РФ удовлетворил прошение об амнистии бизнесменов Ивана Назарова, Марата Мамыева, Аллы Гусевой, Ивана Волкова, Владимира Хуснутдинова и Владимира Наумкина, однако прокуратура продолжила добиваться закрытия дела в связи с отсутствием состава преступления. В 2014 году следственный комитет отказался закрыть дело, так как в нём «еще есть потенциал».

Александр Игнатенко на свободе

В 2015 году, не смотря на фактический развал игорного дела, а в нем практически не осталось фигурантов, поскольку Генпрокуратура отказалась утверждать обвинительные заключения, СКР пыталось противодействовать реабилитации некоторых его участников, к примеру, продолжало процессуальную борьбу с экс-начальником отдела БСТМ Фаритом Темиргалиевым и его заместителем Михаилом Куликовым.

В этом же году главой администрации Клинского района назначен бывший фигурант дела о нелегальных казино Эдуард Каплун, его утвердил Совет депутатов Клинского района.

История "дела подмосковных прокуроров" стала примером классического конфликта двух конкурирующих ведомств. С одной стороны, прокуратура не привыкла к тому, что у неё забрали следственные полномочия и постоянно пыталась вмешиваться в процесс следствия. С другой стороны, Следственный комитет пытался проявить себя, проводя следствие "сталинскими" темпами и не принимая в расчёт аппаратные возможности Юрия Чайки и других высокопоставленных прокуроров.

На сегодняшний день бывшие фигуранты дела пропали из информационных поводов и в интернете про них практически не найти никакой информации. Известно, что бывший прокурор Александр Игнатенко стал адвокатом и занимается частной практикой, по другим сведениям, он уже давно не проживает на территории России, а сбежал на Украину сразу после освобождения.

Иван Бесценный
Главный редактор