новости
Все подряд
Популярные
Загрузить ещё
Иван Бесценный
Главный редактор
#Лукашенко
#Уралхим
#Дмитрий Мазепин
#Уралкалий
Дмитрий Мазепин – химический король на службе у минского батьки
#Лукашенко
#Уралхим
#Дмитрий Мазепин
#Уралкалий
Вся деятельность Мазепина – постоянные метания от одного предприятия к другому с целью стать настоящим «химическим королём», а также попытка выжать из бизнеса максимум, невзирая на последствия.

С именем Дмитрия Мазепина связана одна из самых прибыльных отраслей российской промышлености – минеральные удобрения и химическое производство, остатки советского наследия, которые и сегодня способны вывести своих владельцев в рейтинги первой сотни Forbes. Однако первое, что приходит в голову при упоминании этой личности – бесконечные скандалы и аферы, рейдерские захваты и попытки скрыться от своих долгов.

Вся деятельность Мазепина – постоянные метания от одного предприятия к другому с целью стать настоящим «химическим королём», а также попытка выжать из бизнеса максимум, невзирая на последствия.

Все его покровители, которым он зарабатывает большие деньги, связаны с «лихими девяностыми», но до сих пор способны защитить не только самого Дмитрия Мазепина, но и отстоять его интересы перед президентом России.

Главным оружием «химического короля» всегда были блеф, умение пустить пыль в глаза как олигархам, так и бюрократам, и крайняя неразборчивость в средствах. Как раз эта черта никак не отличала его от партнёров и конкурентов в 90-е годы. Большой бизнес, приносящий миллионы долларов прибыли, в России по-другому не живёт. Тем не менее, не многие сумели переквалифицироваться из откровенных «бандитов» в эффективных менеджеров и успешных предпринимателей. Мазепин это смог. Прямо в разгар кризиса в 2009 году он создал компанию «Уралхим», где является бессменным генеральным директором, а с 2016 года контролирует «Уралкалий» - мирового лидера по добыче калия и производству калийных удобрений.

Дмитрий Мазепин – человек-скандал. И хотя с 2010 года его семейные проблемы не представляют большого интереса для широкой общественности и не освещаются в СМИ, в последнее время мы видим, как накопившиеся долги по разным предприятиям и проектам медленно, но верно топят химического короля современности.

От Малахова до Лукашенко

Как сообщает Компромат.ру на своей  странице в Живом журнале, началось всё в 2010 году, когда Андрей Малахов, тот самый ведущий Первого канала и, по совместительству, хранитель домашних секретов очень богатых людей, не выдержал и рассказал историю грандиозного семейного скандала российского олигарха Дмитрия Мазепина. Произошло всё, как завязка очередного выпуска «Пусть говорят».

Однажды Дмитрий Мазепин взял в руки телефон своей жены Елены, и в её отсутствие прочитал последнее сообщение, отправленное с очень знакомого номера своего друга. Сообщение было примерно следующего содержания: «Дорогая, поцелуй за меня наших детей». Информация повергла Дмитрия Мазепина в шок, действовать он стал незамедлительно. Отправив жену за границу, он сделал анализ ДНК и обнаружил, что двое из четырёх детей, которых он воспитывает, не являются его потомством. Далее последовал развод, в результате которого его бывшая жена потребовала 250 миллионов долларов.

На этом данный скандал мог бы и завершиться, но его подробности через свой блог донёс до общественности Андрей Малахов. Мазепин, узнав об этом, пришел в ярость. Дмитрий Аркадьевич встретил Андрея Николаевича на праздновании 15-летия группы «Иванушки International». За кулисами шоу Мазепин пообещал разобраться с Малаховым «во внесудебном порядке». Дословно, бизнесмен пообещал телеведущему «засунуть ему в задницу его писанину».

Чуть позже «Экспресс газета» поинтересовались у Малахова: по-прежнему ли олигарх хочет надрать ему задницу?

- Все конфликты улажены, - ответил шоумен. - Я прекрасно отношусь к Дмитрию, но считаю, что такие женщины, как его жена, должны быть выгнаны из дома. Знаю точно, что теперь Мазепин подал документы на развод. Если верить блогу телеведущего, Елена обратилась за помощью к одному из лучших адвокатов страны - Александру Добровинскому. На деле все обстоит немного не так.

- У Елены нет столько денег, чтобы я ее защищал, - заявил Добровинский. - Я ее в глаза не видел. В суде я представляю интересы ее супруга.

Однако, в 2018 году эта история больше напоминает старое засохшее пятно на лацкане дорогого костюма Дмитрия Мазепина, и не вызывает ни восторга, ни сожаления.

В 2013 году Сулейман Керимов продает "Уралкалий", на который было много претендентов, но в итоге пакет, принадлежащий Керимову, выкупает владелец "Онэксима" Михаил Прохоров, а Мазепин — ещё 20%. Однако Дмитрию Аркадьевичу был нужен не блокирующий, а контрольный пакет акций. Уникальное и единственное в России предприятие по добыче калия – «Уралкалий», Мазепин давно уже считал своей собственностью.

До середины 2013 г. компания осуществляла поставки на экспорт через белорусскую компанию БКК. С 2005 года даже существовал мощный картель между «Уралкалием» и «Белкалием», который контролировал почти половину мирового калийного рынка. Но 29 июля 2013 года экс-гендиректор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер заявил, что белорусская сторона не соблюдает договоренностей, и разорвал контракт с БКК. После чего, стоимость калия и производящих его компаний во всем мире пошла вниз.

Уже 26 августа Баумгертнера арестовали в Минске. Экстрадировать в Россию топ-менеджера решили только после того, как ОНЭКСИМ Михаила Прохорова официально объявил, что выкупит долю (совместно с гражданином Беларуси Дмитрием Мазепиным) у бывшего владельца. На смене собственника настоял президент Белоруссии Александр Лукашенко, чьим теневым кассиром был хозяин «Уралхима» Дмитрий Мазепин.

Нужно добавить, что Дмитрий Мазепин связан с Белоруссией очень давно. Он родился в Минске, учился в местном военном училище. Дмитрий Мазепин не только преуспел в умелой интеграции в белорусскую элиту (включая обретение столь удобного инструмента, как дипломатическая неприкосновенность, обеспечиваемая зеленым белорусским паспортом) и ее внутренние «разборки», но и, как принято считать, действительно разработал (и реализовал) весьма талантливую схему легализации средств белорусского руководства на Западе.

Поговаривают, что Мазепину в управление были выданы как раз офшорные средства семьи Александра Лукашенко, которыми он и распоряжается в последнее время. В частности, на эти деньги были сделаны столь дорогостоящие покупки в виде 20% акций «Уралкалия». Скорее всего, именно белорусские связи и политическое прикрытие со стороны лично Александра Лукашенко позволили Мазепину выжить в 90-е годы и выйти сухим из многих дурно пахнущих историй последнего времени.

В 2016 году ОНЭКСИМ Михаила Прохорова продал 20% в «Уралкалии». Покупателем, вопреки ожиданиям рынка, стал не «Уралхим», владеющий еще 20% «Уралкалия», а белорусский трейдер Дмитрий Лобяк, хорошо знакомый с владельцем «Уралхима» Дмитрием Мазепиным. Похоже, это и стало компромиссным вариантом между собственными амбициями Мазепина и интересами Александра Лукашенко. Как отмечают эксперты, Мазепин, наконец, реализовал свою давнюю мечту прибрать к рукам калийного гиганта.

Ведь акции скупил бизнесмен Дмитрий Лобяк, однокурсник и давний приятель Мазепина, а также ещё один представитель интересов Лукашенко в России. Вместе с Мазепиным он окончил Минское суворовское училище. Связь они не теряли: Лобяк руководит официальным дилером принадлежащего Мазепину «Уралхима» в Белоруссии, компанией «Юрас ойл». В России у него есть зарегистрированное в Соликамске ООО «Верхнекамский электромеханический завод».

Мазепин финансирует «врагов России»?

В свое время СМИ писали, что российские власти могут расстроить планы Мазепина по объединению «Уралхима» и «Уралкалия». По данным журналистов, «власть может не захотеть, чтобы миллиардер, которого подозревают в финансировании оппозиции и связях с Игорем Коломойским, стал «химическим королем».

Журналисты узнали, что Дмитрий Мазепин практически договорился с Игорем Коломойским о покупке Одесского портового завода. Ситуацию осложнял тот факт, что в 2014 году Дмитрия Мазепина интересовал не только финансовый аспект взаимодействий с украинским олигархом. Поговаривали, что в интересах Коломойского Мазепин ведет рейдерский захват российского химического гиганта «ТольяттиАзот» из города Тольятти Самарской области. Впрочем, «Уралхиму» не привыкать спонсировать ультраправых радикалов за рубежом. Речь здесь идет о поддержке радикальных движений и боевиков в Латвии. Как известно, часть неофашистских организаций Украины проходила свою подготовку именно в Прибалтике. К слову, у Мазепина в Латвии зарегистрирована дочерняя компания «Уралхима».

Вообще Дмитрий Мазепин весьма успешно налаживает связи в тех местах, куда намерен продвинуть свои интересы. И кто же ему помещает, когда за спиной Мазепина находится белорусский Батька, готовый приложить всё своё политическое влияние для защиты совместных интересов и совместно нажитого имущества.

Получается интересная ситуация. После скандального развода со своей женой в 2010 году, Дмитрий Мазепин нашёл себе более верного спутника жизни и партнёра – бессменного президента Белоруссии, «последнего европейского диктатора», Александра Григорьевича Лукашенко. Не в том же качестве, что супруга, конечно, но даже лучше.

Ранее журналисты писали, что именно хозяин «Уралхима» является спонсором Алексея Навального, Евгении Чириковой и участниц Pussy Riot. Кто знает, возможно именно на деньги Мазепина снимаются знаменитые расследования Фонда борьбы с коррупцией, а сведения о личной жизни участников этих фильмов подкидывает никто иной, как белорусская КГБ.

Судьба Мазепина будет решена в Дублине

В конце 2016 г. несколько офшорных компаний – акционеров «Тольяттиазота», которым принадлежит около 70% компании, подали иск в Высокий суд Ирландии в Дублине на «Уралхим», его владельца Дмитрия Мазепина, гендиректора Дмитрия Коняева и еще несколько лиц. По мнению истцов, ответчики разработали схему давления на истцов с целью выкупа принадлежащих им акций «Тольяттиазота» по существенно заниженной цене, говорится в материалах суда. Истцы требуют признать виновным каждого из ответчиков и возместить ущерб, понесенный в результате снижения стоимости акций «Тольяттиазота», и не полученные на них дивиденды. В конце 2016 года Irish Times сообщала, что истцы требуют возместить им ущерб в $2 млрд.

Контролируется «Тольяттиазот» семьей Владимира Махлая. Летом источники «Ведомостей» говорили, что они ищут покупателей на свою долю. Махлай в разговоре с Forbes это отрицал. Почти 10 лет назад 10% «Тольяттиазота» у структур «Реновы» купил «Уралхим».

С тех пор у «Уралхима» продолжается конфликт с Махлаями, по причине того, что хочет купить их долю за копейки. Компания Мазепина безуспешно требовала предоставлять ей отчетности и выплачивать дивиденды. В 2012 г. по заявлению «Уралхима» было возбуждено уголовное дело, в результате которого заочно арестованы совладельцы и руководители «Тольяттиазота», в том числе Махлай и его сын Сергей. Представители «Тольяттиазота» и «Уралхима» отказались от комментариев. Представитель истцов в суде, Кэрин Харти, не ответила на запрос.

По версии истцов, центральное место в схеме давления на них с целью получить их акции, было отведено зарегистрированной в Ирландии компании Eurotoaz Limited и ее гендиректору Андрею Бабичеву, которые также являются ответчиками по иску. Истцы указывают на аффилированность Бабичева с Мазепиным. В решении суда от 23 ноября 2017 г. по ходатайству Бабичева раскрыты детали дела. Eurotoaz Limited зарегистрирована в Ирландии, чем она занимается – не ясно. В последнем списке аффилированных лиц «Тольяттиазота» ее нет. В материалах суда указывается, что компания контролируется Мазепиным.

На самом деле, притязания на тольяттинский азот у Мазепина возник очень давно, в 90-е годы. В 1994 г., когда венгерская компания Eurotoaz Hungary стала владельцем 8,8% «Тольяттиазота», говорится в материалах суда. Но в конце 1995 г. Eurotoaz Hungary была ликвидирована, а «Тольяттиазот» не был об этом уведомлен, и компания осталась в реестре акционеров.

Как отмечают истцы, в рамках уголовных разбирательств в России, миноритарий «Тольяттиазота» Евгений Седыкин (ему принадлежит 0,00019% акций предприятия) предоставлял подложные документы 1995 г. о просьбе внести изменения в реестр акционеров «Тольяттиазота», включив туда Eurotoaz Limited, и положительном ответе на нее от «Тоаз-инвеста», который вел реестр акционеров «Тольяттиазота».

В июле 2017 г. Седыкин был осужден на четыре года условно за попытку рейдерского захвата «Тольяттиазота». Как установил самарский суд, в 2015 г. Седыкин инсценировал собрание акционеров «Тольяттиазота» и назначил новый совет директоров предприятия под своим председательством.

В иске описывается понятие «рейдерская атака» в России, когда, как правило, миноритарный акционер инициирует «ряд незаконных гражданских и уголовных дел по поручению рейдера» и оказывает давление на судебные органы с целью нормативных и налоговых преследований в отношении целевой группы. В конечном счете рейдер захватывает акции, дивиденды и денежные средства компании, в результате забирает эффективный контроль над компанией у ее владельцев.

В своем решении ирландский суд пока не делает заключение о всех фактических аспектах дела, для этого потребуется полное раскрытие и изучение доказательств. С практической точки зрения это означает, что разбирательство может длиться очень продолжительное время, только разбирательство в суде первой инстанции может занять несколько лет.

Однако, один из самых неприятных моментов уже произошёл – в ирландское правосудие внесены новые юридические термины, которые могут быть распространены в дальнейшем. Как мы знаем, при первом вынесении приговора ирландского или британского суда все последующие решения будут штамповаться по аналогии с первым. В случае, если Мазепину присудят $2 млрд и признают виновным в рейдерстве, по аналогичным делам могут полететь головы очень многих богатых людей из России. А учитывая способность британского правосудия самостоятельно возбуждать уголовные дела по похожим обвинениям, мы можем получить целую серию разбирательств и физического отъёма денег, добытых рейдерским путём, несмотря на то, что многие эти деньги давно были легализованы в той же Ирландии или Великобритании.

Что же касается самого Мазепина, то химический король откровенно беднеет и теряет былое влияние. Во многом по естественным причинам мировой спрос на калийные удобрения и другие продукты мазепинских предприятий падает. В прошлом году он уже был вынужден сокращать производство для поддержания уровня цен. Ситуацию осложняет старое оборудование и колоссальный износ основных фондов, который грозит чрезвычайными ситуациями и авариями.

Не так давно Мазепин высказался, что хочет сократить на «Уралкалие» число сотрудников с 11000 человек до 3000 человек по аналогии с канадским предприятием. Однако, когда ты не применяешь канадские технологии производства, сделать это попросту невозможно. Мазепин находится в сложной ситуации – соскочить сейчас и по-тихому вывести деньги из предприятий на какой-нибудь офшор или продолжать ждать улучшения обстановки. Первый вариант выглядит более перспективным.

Всё идёт к тому, что предприятия Дмитрия Мазепина внезапно окажутся банкротами, тысячи людей которые всю жизнь проработали на этих тяжелых вредных производствах, могут остаться на улице. Олигарха это не беспокоит. Фамилии Дмитрия Мазепина нет в санкционном списке министерства финансов США из 210 фамилий. А это значит, что Мазепин чувствует, что может вырваться на запад без серьёзных последствий для себя. Возможно, даже с деньгами.

Говоря откровенно, судьба Дмитрия Мазепина будет решена в Дублине уже в ближайшее время. Если ирландское правосудие оставит олигарха в покое, возможно, мы станем свидетелями его «бегства на запад». Если же Мазепина признают виновным в попытках рейдерских захватов «Тольяттиазота», то он будет сидеть в России или Белоруссии и изображать патриота.

Иван Бесценный
Главный редактор