новости
Все подряд
Популярные
Загрузить ещё
Андрей Каримов
Журналист
Кадровый глава ФНС Игорь Шевченко: кто берёт деньги за Михаила Мишустина?
У Михаила Мишустина в ФНС трудятся самые надёжные люди, которые скорее нарушат закон, чем сдадут своего начальника. Игорь Шевченко, который устроился кошельком Мишустина - один из таких.

В Федеральной налоговой службе царит беспорядок. Начиная с 2009 года всем заправляет Михаил Владимирович Мишустин, но за многое отвечают его «бегунки». О них и поговорим.

С приходом Михаила Владимировича в Федеральной налоговой службе стали осваивать коррупционные возможности в полном объеме. В частности, по полной реализовали схему с возмещением НДС.

Примелькавшиеся в откатных алгоритмах имена бывших сотрудников МВД Максима Каганского и Андрея Хорева составляли костяк вне ФНС. Хорев быстренько проскакал путь от налоговой полиции через ФСКН в первые замначальники ДЭБ. Об этом похлопотал Евгений Школов, который к тому моменту стал заместителем министра, и вознаградил приглянувшегося ему в годы службы Хорева.

Талантливый новоявленный дэбовец занял кресло уволившегося Константина Пирцхалавы, вместе с которым как раз работал Максим Каганский. И как Хорев приглянулся Школову, так Каганский приглянулся Хореву.

Но наш рассказ не об этом. Хорев и Каганский были тем связующим звеном между ФНС Михаила Мишустина и бизнесом, желающим поучаствовать в налоговых схемах. Ставка откатов за возмещение НДС подскочила до 70 процентов, сам Мишустин при этом не брал денег напрямую. Была доля Хорева, ей он занимался, насколько известно, собственноручно. Но была и доля главы ФНС, она передавалась Максимом Каганским «бегункам» от ФНС.

Михаил Мишустин (в центре) на встрече со студентами. Справа Игорь Шевченко

Таковых было несколько, сегодня мы расскажем об одном из них, главе кадров ФНС Игоре Шевченко. Пока кто-то отвечал за те самые возмещения НДС, и после подвергался многочисленным обыскам и проверкам со стороны силовиков, господин Шевченко степенно руководил кадрами в налоговой.

Игорь Викторович Шевченко, поговаривают, приторговывал должностями и разной высоты креслами в налоговой. Ходит множество слухов о том, сколько может в выборную годину стоить кресло депутата Государственной думы, так вот это цветочки в сравнении с тем, сколько стоит стать в России налоговиком.

Игорь Шевченко, поддержавший Михаила Мишустина в его коррупционных начинаниях, в налоговых структурах прослыл продавцом кресел. В торговле не мелочился, и преимущественно рассаживал желающих прямиком на позиции руководителей инспекций. Это хлебное место, и, скорее всего, затраты отбивались быстро, но за такое брал Шевченко никак не меньше трёх миллионов евро. Это был лишь первый транш, в дальнейшем тот, кому достаётся место начальника инспекции, должен дополнительно откатывать чеки ежемесячно.

Шевченко отвечал не только за сбор от милиционеров Каганского-Хорева и сбор валютных выплат от желающих стать во главе какой-нибудь инспекции, но и выполнял непосредственную работу кадровика, как это ни странно.

То есть в отбор претендентов были включены не только их финансовые возможности (оплатить кресло), но и то, что они себя представляли с точки зрения компромата, не имеют ли «чернухи» в прошлом или предрасположенности к её наживанию в будущем, и насколько они будут лояльны руководителям ФНС.

Дорого у Игоря Шевченко стоит и продвижение в ФНС по службе. Это вскрылось в 2012 году, и даже привело к последствиям: тогда силовики ФСБ проводили полноценную операцию, с задержанием замначальника контрольного отдела Андрея Моросанова – очевидно, «мальчика для битья» в конкретной данной ситуации.

Задержали тогда не только его, но и нескольких персонажей, например, директора экономических вопросов в Центре уникального приборостроения РАН Павла Свердлова (неожиданно), и его советника, который ранее работал в налоговой – Николая Ананьева.

В мошенники записали только это трио, но и они на суде отделались довольно легко. В конце лета 2012 года, 30 августа, Кунцевский суд Москвы приговорил Моросанова к двум годам колонии, а Свердлова к 2,5 годам. Помощник Ананьев и вовсе получил условный срок и остался на свободе. Это обусловлено, прежде всего, готовностью всех троих сотрудничать со следствием, признанием и раскаянием.

Подельников сдал налоговик Александр Кирш, работавший в УФНС по Московской области. Он пожаловался ФСБ, что Моросанов, Свердлов и Ананьев предложили ему служебное продвижение за 15 миллионов рублей. С этим предложением он и направился в Федеральную службу безопасности, после чего клубок начал раскручиваться.

Только вот по непонятной причине раскаяние с сотрудничеством не вывели ни на кого вышестоящего в Федеральной налоговой службе, хотя «уши» Шевченко торчали более, чем заметно.

Игоря Шевченко «раскрыл» бывший спецназовец «Альфы»

На беду, руководителей в лице Михаила Мишустина и его заместителей, неудобные должности есть в отделе профилактики коррупционных правонарушений Федеральной налоговой системы. Но наглость высшего звена, живущего откатами, не знает границ, и для них трудоустройство на место контролёра человека, который вынужденно наблюдает за коррупцией и может об этом заговорить не выглядит, как реальная угроза.

В какой-то момент начальником этого самого профилактического отдела стал бывший сотрудник ФСБ, причём не простой, а из управления «А». Для спецназа «Альфы» честь – не пустой звук, и Сергей Василенко, пришедший в 2010 году в ФНС, позднее столкнулся с угрозами в свой адрес просто за то, что предпринимал попытку честно исполнять свои обязанности.

Рассказал обо всем том, что в действительности творится внутри ФНС он уже после того, как закончил там работать. Что любопытно – Михаил Мишустин знал цену себе и своей «крыше» ещё на старте, ведь он возглавил ведомство в 2009 году, а Василенко пришёл на работу через год, в 2010, но уже тогда руководители налоговой знали, что не будут наказаны, и не рассматривали варианта, что в ведомстве кто-то в принципе способен пойти против откатно-взяточной политики.

Сергей Василенко

Сам Сергей Владимирович Василенко признаёт, что для ФНС Мишустина и Шевченко он стал чем-то вроде пятого колеса. Несмотря на то, что он занимал высокую и ответственную должность в структуре ведомства, он не только не приносил руководству пользы, а только мешал в осуществлении тех махинаций, которыми живут в налоговой.

Василенко не считает, что его наём был кадровым просчетом Игоря Шевченко – люди с таким опытом работы и те, кто так скрупулёзно отбирают кандидатов не только по кошельку, но и множеству других параметров, не допускают ошибок. Спецназовец ФСБ был выгоден коррумпированным налоговикам в той точки зрения, что он слабо ориентировался в финансовых и экономических вопросах. При этом закрывалась ещё одна проблема – наличие силовика в структуре, что было указом президента.

Довелось бывшему «альфовцу» поговорить и с Мишустиным, и почти что сразу Василенко определили работу – заниматься теми региональными управленцами, которые «изжили себя», и которых нужно было увольнять. Но такие явления в налоговой нечасты, не даром же люди платят деньги за попадания в кресла – они умеют за них держаться. И в итоге большую часть времени офицерский китель служил лишь украшением – реальной работы для Василенко просто не было.

Оно и неудивительно, ведь за реальную коррупцию карать нужно было всех без оговорок и оглядок, только вот это невозможно для одного главы профилактического отдела. Его не увольняли, он продолжал сидеть в кресле… и ключевое слово здесь «сидеть». Фактически без задач.

Формально в отделе профилактики коррупции проверяли кадры перед наймом на руководящие должности, но, опять же, лишь формально – на деле же Шевченко нанимал людей в обход всяких проверок, и мы уже говорили, по какому принципу – по принципу «заноса» главному кадровику.

Это может показаться смешным, но Сергей Василенко не просто видел те самые откаты с НДС, он ещё и успевал жаловаться на них руководству налоговой службы, что выглядело по-детски наивно, ведь фактически он жаловался пчёлам на мёд. Своими глазами бывший спецназовец видел, как повторялось то, за что в своё время погиб Сергей Магнитский.

Такое не выдумаешь нарочно: Василенко рассказал, как фирмы-однодневки меняли свою прописку с московской на отдалённую, в Тверскую область. Уходили в несколько этапов, так, чтобы в процессе первичная документация оказалась потеряна, после чего начинали претендовать на возмещение НДС на сотни миллионов рублей. И это при том, что в фирмах трудоустроено по несколько человек – директор-бухгалтер, а обороты в месяц составляли по несколько миллиардов рублей.

Товар не перемещается, люди не работают, фактически ничего не происходит, зато фирмы через первую и пятую московские налоговые инспекции переходили в 10-й Тверской, и сдавали нулевые декларации. Причем фирм сразу много, а учредитель у них один. Через эту «дыру» за раз утекло больше 7 миллиардов рублей. А Магнитский погиб, заявив об утечке пяти миллиардов.

Единственный, кто тогда услышал, как «бьёт тревогу» Сергей Василенко, оказался генерал Денис Сугробов. Неизвестно, через него или нет, но Андрея Хорева убрали с должности замглавы ДЭБ, и после этого Василенко начали угрожать. Ему говорили без обиняков: «ты мешаешь зарабатывать большие деньги».

Андрей Хорев и Максим Каганский

Пытался глава отдела профилактики коррупции обращаться непосредственно к Игорю Шевченко со служебными записками. Василенко разрабатывал меры, которые позволили бы остановить кражу бюджетных денег, но Шевченко выступил категорически против инициатив бывшего спецназовца. Например, Сергей Василенко предлагал включать представителей правоохранительных органов в комиссии налогового контроля. В лишнем контроле Шевченко резко отказал.

Когда Василенко не выдержал и прямым текстом спросил, почему налоговики приватизируют государственные интересы, его уволили с указанием на нарушения законодательства. Так завершилась первая и последняя попытка остановить коррупцию в ФНС.

Кому строит дом в Подмосковье Игорь Шевченко?

Один из главных признаков коррупции должностного лица – жизнь не по средствам. И главному кадровику ФНС тоже есть, чем похвастать. Например, домиком в Чеховском районе Подмосковья.

Когда сооружение возводили, жители деревни Сафоново на полном серьёзе думали, что строится дом культуры, настолько всё роскошно. На определённом этапе строительства местных жителей и вовсе перестали подпускать к дому, прогоняя и говоря о «частной собственности».

Всё классически, как любят российские чиновники: гараж на три машины, винные погреба, подогреваемый бассейн, сауна, выход к озеру и много чего ещё. Как обычно, скрывать от любопытных деревенских людей происходящее получалось очень плохо, и сперва у дома заметили жену, Татьяну Шевченко, которую нарекли «хозяйкой», а потом стали замечать и самого Игоря Викторовича.

Даже при плохом качестве съемки издалека понятно, насколько огромен дом

Но со странностями – он приезжал на большом черном мерседесе, всё осматривал, затем фотографировал и уезжал. Так родился слух, что стройка ведётся для влиятельного покровителя, коим обозначили Анатолия Сердюкова.

Теория жизнеспособная, учитывая, что по некоторым версиям за высоким назначением самого Шевченко стоит лубянский генерал ФСБ Виктор Воронин, руководитель управления контрразведки в кредитно-финансовой сфере. Тот, в свою очередь, получил своё назначение как раз от Сердюкова.

Так или иначе, самому Шевченко такие владения явно не по карману: эксперты оценивают дом вместе с расходами на строителей, стройматериалы, транспорт и так далее в почти 100 миллионов рублей, в то время как совместная с женой декларация Игоря Шевченко насчитывает лишь 26 миллионов рублей доходов в год.

Независимо от того, кому Шевченко строят дом, это в любом случае говорит о коррупционной составляющей. Либо как дань уважения кому-то сверху, будь то Михаил Мишустин, или даже верна сплетня про Анатолия Сердюкова, будь то стройка для себя и «для души». Главный кадровик, даже не будучи «правой рукой» Мишустина, успевает сделать для него столько всего… а ведь таких инспекций по стране сотни, и каждая способна прокатывать аналогичные схемы.

Андрей Каримов
Журналист