новости
Все подряд
Популярные
Загрузить ещё
Андрей Каримов
Журналист
#Внешэкономбанк
#Герман Греф
#Олег Дерипаска
#Сергей Горьков
Короли «помойки»: Сергей Горьков разрушит не только ВЭБ, но и Россию?
#Внешэкономбанк
#Герман Греф
#Олег Дерипаска
#Сергей Горьков
По словам Сергея Горькова, Внешэкономбанк ему дали с разрухой в инвестиционных и управленческих процессах, и с финансовыми «дырами» на сотни миллиардов рублей. Тем не менее, что делает Горьков, чтобы исправить ситуацию? Ровным счётом - ничего!

Журналистские расследования в политических и бизнес-элитах имеют свойство причудливо переплетаться между собой, когда совершенно неожиданные персонажи из прошлых публикаций появляются в посторонних им, казалось бы, темах, и при этом начинают играть чуть ли не ведущую роль.

На пике печальной известности сегодня Внешэкономбанк – ВЭБ. Тот самый госбанк, который даже президент России Владимир Путин назвал «финансовой помойкой», располагающей только некачественными активами, и при этом постоянно требующей серьёзных финансовых вливаний. Времена непростые, кризисные, и стоит сразу оговориться, что у «Внешэкономбанка» не всегда все было так плохо.

Ситуация окончательно покатилась под откос, когда банк возглавил бывший «грефовец» и руководитель из структур Сбербанка Сергей Николаевич Горьков (ИНН: 772900658791). У нового топ-менеджера нет резона спасать ВЭБ и лезть вон из кожи, стараясь сделать хоть что-то с текущим положением дел.

В одном из интервью после вступления в должность, а состоялось оно в 2016 году, не без доли иронии Горьков говорил о том, что портфель «оказался тяжеловат». Банкир не стал отрицать, что ВЭБ достался ему в тяжелейшем положении, и что давались крайне сжатые сроки на то, чтобы найти выход из ситуации и избежать дефолта.

По словам Сергея Горькова, Внешэкономбанк ему дали с разрухой в инвестиционных и управленческих процессах, и с финансовыми «дырами» на сотни миллиардов рублей. В интервью не отрицал и провала всех попыток спастись от наступающего дефолта – программа, которую он сумел нагенерировать вместе со своими кадрами, содержала множество пунктов, но удалось реализовать только два из них.

Говоря по-простому, Горькову дали проблемный банк и он его «похоронил». На вопрос о том, как удалось в конечном счете все же избежать дефолта, банкир без тени стеснения сказал, что деньгами выручили Минфин и Центробанк. И как выручили – дали под честное слово, ведь Горьков пообещал «вырулить» и всех спасти.

Выруливание не удалось

Сергей Горьков и его покровитель Герман Греф

Можно констатировать уже как факт, что бывший «сбербанковец» набросал на себя пуху, а реализовать обещанное не просто не смог – с его участием ВЭБ сделал несколько крупных шагов назад.

Когда дефолт отступил и стало ясно, что можно продолжать жить, как жили – надувать щёки от важности и заниматься личным обогащением, Сергей Горьков и его новые кадры – а он привёл целых 15 помощников из структур Сбербанка – озадачились возможностью выслужиться перед медленно умирающим Внешэкономбанком и российским правительством.

В 2016 году, непосредственно после назначения на должность, новоиспеченный банкир беседовал с Дмитрием Медведевым. Главе правительства Горьков дорожился о 20 промышленных проектах в портфеле банка, причём проектов крупных и стратегически важных. Два десятка предприятий, раскиданных по всей России, и профинансированные на более, чем 150 миллиардов рублей, привлекли внимание президента ВЭБ и заинтересовали его.

Такой вывод можно сделать постольку, поскольку именно о них Горьков говорил с Медведевым, и по этому вопросу Медведев заявил о важности инвестпроектов, и о том, что они перспективны как для импортозамещения, так и для создания рабочих мест. Одним словом, глава правительства изложил здравые мысли, заявив, что нужно продолжать вкладываться и развивать те наработки, что уже есть.

То ли Сергей Горьков понял не так, то ли услышал что-то своё, но события стали развиваться по совершенно иному сценарию. Вместо того, чтобы продолжать работать над созданием десятков тысяч рабочих мест и проводить импортозамещение сразу во множестве отраслей, ВЭБ взялся «дожимать» и банкротить те предприятия, которые еще недавно держались бодрячком, несмотря на все невзгоды и сложности в экономике.

Два года провел Горьков вместе с ВЭБ, и за эти два года уже не одно и не два предприятия объявляются несостоятельными по требованию банка. И без того убыточный Внешэкономбанк при участии Сергей Горькова, своего нового президента, стал наращивать минус как снежный ком. Убытки росли в разы, а потом и в десятки раз – за неполный 2017 год банк потерял более 110 миллиардов рублей – видимо, это то самое обещание «вырулить», данное под деньги от ЦБ и Министерства финансов.

А ведь Горьков говорил о той ситуации – «мы брали деньги под своё имя». Получается, что имя банкира не просто не стоит ничего, оно стоит минус 110 миллиардов рублей за 9 месяцев работы?

В этой ситуации Сергей Горьков и его команда преданных сбербанковцев не просто гонятся за двумя зайцами сразу, они целенаправленно портят всю возможную «добычу». При наличии в руках инструментов, госбанк не только не пользуется ими, а идёт от обратного. Не похоже на методы Сбербанка, и это нехарактерно, но отчего-то вдруг новоиспеченный глава ВЭБ решил попробовать себя в коллекторстве там, где это максимально не нужно.

Незамысловатая схема работает следующим образом: независимо от важности предприятия, которое так или иначе испытывает проблемы в суровую кризисную годину, ВЭБ начинает прессовать его и выжимать всё до копейки, накручивая проценты. В какой-то момент предприятие больше не может тянуть лямку, и банкротится. Внешэкономбанк возвращает деньги, тем самым банально улучшая квартальные и годовые отчеты.

Это никаким образом не сходится с моделью, которая должны быть присуща банку. Да, менеджмент и руководители смогут поднять денег на том, что всеми силами собирают деньги с тех, кому банк ранее выдавал на развитие. Но этот же алгоритм приведёт к разрушению всей наработанной базы, а это автоматически – прощай импортозамещение, остановка в развитии, стагнация, упадок. А самое что смешное и вместе с тем грустное, банку это всё тоже не сильно помогает, убытки только растут.

Можно пенять на то, что у Горькова нет релевантного опыта – ведь на прежних позициях что в ЮКОСе, что в Сбербанке он занимался совсем другими делами, например, кадрами или международной деятельностью. Промышленность банкиру не близка, и отсюда могут происходить все те беды, которые лихорадят и предприятие, и банк. Так могут подумать те, кто плохо знают банкиров. Сергей Горьков все прекрасно понимает, но погоня за «короткой» цифрой куда привлекательнее, чем игра «в длинную» на уже идущем ко дну «Титанике», где завтра может и не наступить.

Пустые обещания и отсутствие контроля

Если и пытаться объяснять модели руководства банком в двух фразах, то прозвучит всё так, как сказано выше. Оправдываться за сомнительную деятельность Сергея Горькова приходится, в том числе, его заместителям. Николай Цехомский заверяет, что сложности временные, что уже в следующем году банк выйдет на прибыль, и пеняет на то, что в первом квартале 2017 года вроде как удалось показать неуверенный, но плюс.

Корят в проблемах необходимость реструктуризировать тот самый кредитный портфель, который Горьков назвал «тяжеленьким». Обслуживание портфеля и правда требует многих средств, но стоит напомнить, что деньги «отжимаются» с тех предприятий, которым они когда-то давались. Причём сами предприятия рушатся, вынужденно выплачивая ещё и процент, иногда равный изначальному телу кредита.

Но и это не глубинная суть проблемы. Сергей Горьков пенял на то, что, в целом, показатели со знаком плюс реально было увидеть и в 2017 году, если бы ВЭБ смог продать банки «Глобэкс» и «Связь-банк». Попытка продажи активов, пускай и не самых козырных, показательна – банк не способен нормально зарабатывать своей деятельностью, и даже «доение» промышленных предприятий, и их убийство в зародыше, не дает нужного профита.

Прошло вот уже два года, а руководители банка не освоились до конца в бухгалтерии, и продолжают в ней «плавать». Рать из Сбербанка, которую притащил с собой Сергей Горьков, не только не может разобраться в деятельности, но и не занимается финансированием новых проектов в реальном секторе экономики, в то время как главной целью ВЭБ как такового является развитие российской промышленности, и предоставление им «долгих» и дешевых кредитов.

Немудрено, что при таких невнятных руководителях, которых нужно везде водить за руку, и которые постоянно нуждаются в «подкормке» от ЦБ, банк уже почти скатился до рекордных отрицательных показателей 2014 года. Тех самых, после которых менялось руководство, и Владимира Дмитриева сменил Сергей Горьков. Об одном таком "руководителе" Сергее Васильеве мы уже сообщали ранее - заместитель Горькова запросто может выдать кредит за личное "вознаграждение".

Деньги подарить Дерипаске, а новые выдаст государство

Обещания обещаниями, но из года в год Внешэкономбанк сохраняется за счет вливаний от властей, причем вливаний серьезных, по 150 миллиардов рублей.

«Помойка плохих долгов» продолжает наращивать эти самые плохие долги, попутно занимаясь «выбиванием» хороших, что превращает ситуацию в полный хаос. То, что копятся именно плохие кредиты, не требует каких-то дополнительных доказательств. Красноречиво об этом свидетельствует само по себе то, что ВЭБ просит уже не 150, а 200 миллиардов.

При этом Сергей Горьков решил воспользоваться еще и таким инструментом, как постправда. Хотя убытки его банка и растут в геометрической прогрессии, и составляют уже не 16 миллиардов рублей, в больше 110 миллиардов, его команда менеджеров почему-то названа героями, и толпу беспомощных выходцев из Сбербанка разве что на руках не носят.

Куда направить колоссальные субсидии, в банке ещё не решили. Рассматривают варианты, или снова копошиться в старых долгах (которые, к слову, заканчивают реструктуризировать каждый год, а потом начинают снова), или же заняться новыми проектами. Принимая во внимание, что «загнули» ещё не все старые проекты, стоит полагать, что снова начнут возню с мифическим «тяжеленьким портфелем», и эта музыка будет вечной. Когда же этот «портфель» иссякнет, испустит неприятный запах и сам ВЭБ.

Возможно, постоянство признак мастерства, но сколько бы денег ни дало государство, столько же убытка сможет показать ВЭБ. Дали 110 миллиардов за три квартала 2017 года, получился такой же убыток. Дали 60 миллиардов только в третьем квартале, показали 63 миллиарда убытка.

Первые «звоночки» прозвенели для Внешэкономбанка в 2014 году, когда Запад перекрыл краник дешевых кредитов для реализации кремлевских утопических проектов. Санкции способствовали росту долговой дыры, и в 2018 году, согласно заранее предписанным графикам, все придет к точке экстремума, и банк не потянет платеж. В том самом году, когда Сергей Горьков обещает банку прибыль!

Банк ведёт себя шизофренически, что снова говорит о том, что люди из Сбербанка, которых привел Горьков, гребут в разные стороны. То ВЭБ стремится скинуть «плохие кредиты» и распродать непогашаемые долги, правда, никак не может найти достаточно наивного покупателя, то уже порывается снова раздать сомнительные кредиты. Ранее «Руполит.нет» писал о том, что один из таких кредитуемых будет Олег Владимирович Дерипаска (ИНН: 190200291847) с его активами – там у Горькова появится шанс «попилить» больше 7 миллиардов рублей вместе с олигархом.

Туда же - фабрика проектного финансирования, на которую выделяется 294 миллиарда рублей госгарантии. И ВЭБ выходит на новый круг, набирая себе новых проблем, и вперед его поведут Сергей Горьков и его отчаянная команда из 15 помощников Сбербанка.

Похоже команда Сергея Горькова решила быть с ВЭБом «до конца» - дожать банк и выжать из государства на своё содержание всё что можно. В каком состоянии сейчас госбанк, названный президентом «помойкой» – он стабильно падает. Задача Горькова состоит в том, чтобы не придавать ускорения этому падению, а также продлить этот процесс так долго, насколько хватит терпения и правительства и президента.

Андрей Каримов
Журналист