новости
Все подряд
Популярные
Загрузить ещё
Андрей Каримов
Журналист
#Михаил Мишустин
#ФНС
#Кокаин
#Герман Греф
#Игорь Артемьев
Михаил Мишустин: подставное лицо, или полноценный член «доклада о картеле»?
#Михаил Мишустин
#ФНС
#Кокаин
#Герман Греф
#Игорь Артемьев
Как руководитель Федеральной налоговой службы Михаил Мишустин "занимается" бизнесом на государственной службе, а также оказывается в центре международного кокаинового скандала. Какие ещё подробности о "картеле" мы узнаем и какие факты с участием Михаила Мишустина получат международную огласку?

Пугающе часто в России, а особенно с чиновничьей среде и их карьерном становлении, стала работать логика «чем хуже – тем лучше». Те, кто откровенно «светятся» в разнообразных скандалах, совершают коррупционные деяния и вообще делают множеством интересных маневров, нередко с течением времени занимают всё более и более высокие кресла, пока не дорастают до какого-нибудь министра, или руководителя госструктуры. Утешает лишь мысль о том, что достаточно выросших преступников во власти после всё же наказывают – видимо, ждут возможности для «посадки» погромче. В предыдущем материале, посвящённом кокаиновому скандалу в российском посольстве в Аргентине, мы уже упоминали одного из вероятных интересантов "налаженных поставок" - Михаила Мишустина.

Михаил Владимирович Мишустин (ИНН 770300873024) из тех, кого во властные структуры заносит по воле случая. Он выучился на инженера-системотехника, и пошёл работать по специальности – заниматься компьютерами в некое АОЗТ «Международный компьютерный клуб». МКК было основано Левоном Амдиляном (ИНН: 773000382285), близким другом Мишустина. Многие эксперты были склонны к мнению, что эта дружба неспроста, так как Михаил Владимирович наполовину армянин.

Работа «по блату» была не слишком пыльная – Мишустин тестировал ЭВМ в московском Политехническом музее, Амдилян договаривался с контрагентами за торговлю «похвалой».

МКК существовал до 2016 года, последний раз фирма была прибыльна в 2014 году, и принесла за год 6,6 миллионов прибыли. В последующие годы была в убытке на более, чем 700 тысяч рублей ежегодно.

Момент «из грязи в князи» оказался внезапным, возможно, и для самого Мишустина. Никто не знает о том, откуда возникла связь с тогдашним главой Государственной налоговой службы РФ Борисом Фёдоровым, но именно он в 1998 году назначил компьютерщика своим помощником… по информационным системам.

Тогда это направление было едва ли не самой благодатной почвой: компьютеры ещё только появлялись, о них никто и ничего не знал, и Михаил Мишустин этим активно пользовался. Симптоматично, что в том же году он стал замруководителя налоговой службы, и новое начальство, которое обновилось буквально в те же месяцы, сохранило Мишустина в должности.

Вторым его начальником после Фёдорова стал Георгий Боос, а в конце 1998 года Михаил Мишустин стал называться «Заместитель министра по налогам и сборам». За несколько лет министры сменились три раза, однако «главный налоговый компьютерщик» позиций не сдавал. Да и сдашь тут, когда такие возможности. В какой-то мере Мишустин был прав в том вопросе, что будущее за компьютеризацией, и настоятельно продвигал идею в массы. Например, в начале «нулевых» он пролоббировал два кредита Всемирного банка на закупку компьютерной техники. В общей сложности, 260 миллионов долларов США – тогда это можно было даже назвать вменяемыми деньгами за старенькие по сегодняшним меркам IBM в государственных масштабах.

Тем не менее, компьютерщик явно перегнул палку, и пришлось строить грандиозный дом на Рублёвке. Не сказать, что такое кредитование прошло для непосредственно ведомства совсем без пользы, ведь удалось автоматизировать информационную систему налоговой, и тогда же был создан ЕГРЮЛ. Компьютеры озолотили государственного программиста Мишустина, но самое интересное стало наклёвываться уже после того, как чиновник отгрохал себе рублёвский дом.

Давай займёмся НДС: «монтажники» Александр Карманов и Александр Удодов

В аккурат после того, как Мишустин освоился с компьютерной техникой и показал, чего он стоит в стезе работы с бюджетами, у него возник контакт с группой, именуемой «монтажниками». Александр Карманов – старший брат Александра Удодова, был одним из лучших в вопросе возвращения НДС, и занимался бизнесом вместе с младшим братом.

Работало это, как и почти всё в те годы, очень просто – в начале нулевых возврат НДС бюджетными деньгами осуществлялся на «честном слове». Проводился платеж, документ предоставлялся в налоговую, возвращалось 20% НДС. Стоит ли говорить, что платёж проводился самому себе на «ширму». Самая крупная брешь в законе заключалась в том, что платёжку проводила переводящая компания, а не принимающая. Принимающая, по логике вещей, должна была заплатить налог, чтобы было, что возвращать, и налоговая в действительности проводила проверку.

Естественно, «однодневка» никаких налогов не перечисляла, но фирма, переводившая деньги, вполне обоснованно заявляла, что за контрагента ответственности не несёт. Этой досадной оплошностью в законе пользовались все, кому не лень. Ещё бы – гонять по кругу деньги, и попутно выдаивать бюджет. Кто вообще от такого откажется?

И не просто не отказывались, но и пользовались по полной – в таких конторах дневные «перегоны» могли достигать сумм свыше миллиарда рублей. «Монтажники», братья Александр Карманов и Александр Удодов, делали ещё проще, ведь чем проще, тем лучше. Счета фирм, которые «гоняли» между собой деньги, создавались братьями в одном и том же банке. Бизнес не требовал никаких вложений: деньги занимали у банка «буквально на чуть-чуть», после чего начинали отправлять их туда-сюда. Обращались между счетами миллиарды рублей, но остаток по каждому дню неизменно стремился к нулевому показателю.

Михаил Мишустин (в центре). Фотография с его страницы в «Одноклассниках», ныне удалённой

В 2002 году к «монтажникам» занесло сразу несколько персонажей из налоговой, и в этой «волне» прибивает и Михаила Мишустина. Благодаря тесному общению Удодова, младшего «монтажника», и Ольги Черничук из московской налоговой инспекции номер пять, рождается схема с детскими игрушками.

В те годы вполне можно было безбедно жить на банальную разницу в цифрах: сырьё закупалось под 20% налога на добавочную стоимость, а готовая продукция шла под 10%. Никакие игрушки, никакое сырье, да и вообще ничего не нужно, если государство остаётся должно денег при абсолютно любых сценариях.

Не факт, что Мишустин возник в группе под создание «игрушечной схемы», потому как дружба между ним Ольгой Черничук сложилась лишь к 2003 году. К слову, к тому времени в московской инспекции №5 обращались уже какие-то совершенно безумные деньги – возмещение превысило миллиард рублей, что явно сделало отделение рекордсменом.

На игрушках действительно получилось сделать огромные деньги, но стало появляться большое число хитрецов, которые решили, что могут составить конкуренцию группе «монтажников». Стоит ли говорить, что ни у кого не вышло, ведь налоговая научилась в судах доказывать, что игрушек нет, а документы – липа. С неправильными возместителями начали бороться. И хотелось бы предположить, что боролся, среди прочих, и Мишустин, который видел ситуацию, знал о ней. Если он не боролся, то, как обычно в таких случаях бывает, участвовал – третьего здесь не дано.

И вот первый признак того, что наш герой – хороший и правильный чиновник, который увидел безобразие и не стал его терпеть. Когда шла волна «зачистки» аферистов по игрушкам, братья Карманов и Удодов тоже под неё попали. Офис напарников в гостинице «Спутник» накрыли силовики, по их предположению, там «монтажники» проворачивали всё подготовительные работы для получения возврата НДС. И тут же огорчение: Михаил Мишустин не только не способствовал пресечению преступления, он помог братьям избежать наказания. Признаки косвенные, но что дружба имела место быть – совершенно явно.

Во-первых, силовые структуры так и не сумели ничего доказать. Даже после обысков в офисе, у правоохранителей так и не появилось на руках улик, что Карманов и Удодов – мошенники с НДС. А ведь, напомним, не только крупнейшие, но и вовсе изобретатели схемы с игрушками.

Александр Карманов и Александр Удодов после распада группы разошлись, и тут возникает во-вторых. Если Карманов занялся чистым и легальным бизнесом – а с таким «отмывом» в прошлом это можно себе позволить, то Удодов остался при Мишустине. Какие ещё нужны признаки того, что налоговый замминистра крепко дружил с «производителями игрушек»?

Откуда такие друзья, Миша?

Какой бы крутой с точки зрения заработка ни была схема с игрушками, «братья-монтажники», так или иначе, являли собой мелких мошенников. Михаил Мишустин мог запросто поднимать деньги и на сборке компьютеров, которая по госзаказу обходилась у Мишустина в 106 тысяч рублей за одну единицу (!). Настройка компьютера и вовсе вставала государству в 2 миллиона рублей, то есть запустить системный блок и пощёлкать мышкой на предмет того, что все приложения и программы работают.

Больше половины всех госзаказов ФНС приходятся на компьютеры и разработку софта

Так вот, с мелкими мошенниками чиновнику с домом на Рублевке возиться не пристало. Тем более, что в жизни начались сложности, после того, как президент Путин в 2004 году решает провести ротации в правительстве. Крайне иронично то, что Михаила Мишустина вычистил из налогового ведомства новый министр – Анатолий Сердюков! Тот самый, который в дальнейшем стал известен по делу «Оборонсервиса». То ли его не устроил малый размах в схемах Мишустина, то ли не давала покоя слава успешного махинатора, но, так или иначе, министерство по налогам и сборам с Михаилом Владимировичем рассталось.

Для Михаила Мишустина это означало сложности, но разрешились они очень быстро, с участием новых друзей. Закупать компьютеры Мишустина позвали через Минэкономразвития, и позвал его министр Герман Греф. Выделили компьютерщику должность руководителя «Роснедвижимости», и он быстро смекнул, что и тут будет, где развернуться. Сразу обозначил, что намерен оцифровать всю землю в России (а в России её много), и что для этого нужно очень много компьютеров и софта. Знакомые с подобными схемами, в министерстве Мишустину сразу обозначили, что одной программы и пары компьютеров будет достаточно, и стало понятно, что схема по второму кругу не сработает.

Тогда Михаил Мишустин обозначил, что для работы нужна аэрофотосъемка земельных участков. Процедура сама по себе очень недешевая, а помноженная на количество участков… И всё же чиновники оказались не дураки, и, хотя пресечь на корню деятельность Мишустина они были не в силах, по крайней мере, критиковали её. Пока основная масса денег «утекала» на съемки с воздуха, осмотр и замеры земли и участков перевели в коммерческую плоскость, отдав подконтрольным фирмам. Двойная прибыль, и руководить сопутствующими процессами Мишустин, вполне логично, усадил Удодова.

Александр Удодов в роли приближённого Михаила Мишустина

Уже в 2006 году Греф снова ходатайствовал за своего друга Мишустина, на сей раз – Федеральное агентство по управлению ОЭЗ. Напомним, что это такой набор провальных технопарков, где зарыли десятки миллиардов рублей, по всей стране равномерно. Здесь суетился не только Герман Греф, но и вновь Борис Фёдоров, который открывал карьеру Мишустина. Фёдоров берёт своего протеже директором в компанию «ОФГ – управление активами». В тот же период времени Мишустин увлекается хоккеем, где проводит время с самыми разнообразными фигурами из числа элиты.

Мишустин – хоккеист, фото из «Одноклассников»

Следующий кризис Мишустина «бахнул» в 2008 году – Греф сменил должность, из правительства «налоговый компьютерщик» ушёл в бизнес, под крыло Фёдорова, но Борис Фёдоров вскоре скончался в Лондоне. Кривая вновь вывезла: Алексей Кудрин, министр финансов, предлагает Мишустина на пост руководителя ФНС России. Возвращение в старые пенаты обусловлено тем, что министру нужно было посадить человека «не от Сердюкова». Незамедлительно начинается распродажа руководящих постов в местечковых налоговых органах (ценники от 3 до 10 миллионов долларов и выше), привычный уже НДС Мишустин оставляет за собой.

Но и это не всё. Один скандальный депутат Госдумы, который неудачно переехал в Киев, в своё время «стучал» на тех, кто мог быть (вместе с ним, видимо) связан с некими порошковыми веществами, попадавшими в Россию из дальнего зарубежья. В докладе значились деятели «порошка и НДС»: Игорь X, Михаил Y, Борис Z, Герман N. Все – высокопоставленные чиновники. Если Михаил Y – наша ключевая «переменная» в уравенении, а Герман N – известный банкир, Борис Z – почивший в Лондоне в 2008 году крупный чиновник, то с Игорем X все интереснее. Единственное предположение, которое наверняка окажется верным – Игорь Артемьев, глава ФАС России.

Здесь же, по все той же «дорожке», знакомцем и причастным является, ожидаемо, руководитель Таможенного комитета России Михаил Ванин. А реальным для участников «картеля», и для Мишустина в особенности, всю эту благодать делает «крыша» из ДЭБ в лице Андрея Хорева. И косвенных, и прямых признаков дружбы между Мишустиным и генералом Хоревым также предостаточно, однако это другая история.

Андрей Каримов
Журналист