новости
Все подряд
Популярные
Загрузить ещё
Андрей Каримов
Журналист
#Михаил Мишустин
#Герман Греф
#ФНС
#Сбербанк
На чём зарабатывает Михаил Мишустин? Фискальный и кассовый сбор с Германом Грефом.
#Михаил Мишустин
#Герман Греф
#ФНС
#Сбербанк
Новый рассказ о руководителе Федеральной налоговой службы Михаиле Мишустине, на этот раз, посвящён не "картелю" и кокаину, а более "традиционным" способам заработка у высших чиновников на госслужбе. Как же можно заработать, находясь у руля такой мощной структуры, как ФНС? И какое отношение к этой истории имеет глава "Сбербанка" Герман Греф?

Иногда полезно повести разговор о заработках в высших чиновничьих кругах. Иногда после пары пристальных взглядов под некоторыми уважаемыми людьми начинают «гореть» кресла, особенно если бюджетные деньги ежегодно и зацикленно гонят на одном и том же контракте.

Разного рода обстоятельства не отменяют того, что глава федеральной налоговой службы России Михаил Мишустин (ИНН: 770300873024) старается не жить на чиновничью зарплату, пускай и большую, и по максимуму осваивает те возможности, которые предоставляет ему российское государства. В нашем предыдущем материале про этого чиновника мы поделились "очень интересными связями" Михаила Мишустина, а также участием в одном громком международном "картеле".

Теперь мы расскажем о том, кто вместе с главой налоговой службы Михаилом Мишустиным хочет зарабатывать на фискальных данных и кассах и при чём тут фирмы из Сингапура – в новом материале «Устав.нет».

Кассы «для своих»: доклад о картеле и розыск Интерпола

В прошлых материалах цикла мы уже говорили о том, что Михаил Мишустин «засветился» в докладе беглого депутата Дениса Воронёнкова, который был убит в Киеве в марте прошлого года.

Согласно материалам компрометирующего документа, у Мишустина было много общего с Германом Грефом, главой Сбербанка, Александром Удодовым, представителем строительного бизнеса и соратником по ФНС, и некоторыми другими видными персонами. Как оказалось, помимо «доклада о картеле» есть и другие места, где их фамилии встают рядом.

В последние недели актуализировалась информация о переоборудовании кассовой техники – в рамках борьбы с обналичиванием денежных средств все кассовые аппараты в России обязали оснастить специальными чипами – фискальными накопителями.

Ожидаемо, что если где-то необходимо массово поставлять сложное электронное оборудования, там незамедлительно «вырастают» разного рода требования и разрешения от разных структур, и отталкиваясь от этих факторов дело доходит, также ожидаемо, распределения между «своими». Михаил Мишустин этим активно пользуется, но придумал схему, судя по всему, не он, а до него – расскажем немного предыстории.

Суть в том, что ещё до появления этих «умных» накопителей, те же цели выполняло оборудование попроще. Называлось такое устройство «электронная контрольная лента защищённая», или ЭКЛЗ. По сути, от современного чипа ленту отличало только то, что у неё была ограниченная память, и что она не могла соединяться с интернетом.

То, что ЭКЛЗ требуется каждому бизнесу, изначально придумали в ФСБ, и оттуда же продвигалось лоббирование установки оборудования повсеместно. Само собой, для борьбы с обналом и прочими преступлениями с наличностью. Самая прелесть в том, что «электронная контрольная лента защищённая» имеет ограниченный ресурс, и подлежит замене раз в год. То есть каждый год предприятия должны переоснащать свои кассы этим девайсом.

На производство такой сложной техники нужна была лицензия, и она, ожидаемо, «в одни ворота» досталась от ФСБ компании «Безант». В 2004 году компания начала свои «тёмные дела» по производству и реализации приборов, и всего за каких-то пять лет заработала больше 26,5 миллиардов рублей. Конечно, денег было бы куда меньше, если бы не искусственная монополия «Безанта» - как только пошла работа, компания взвинтила цены в несколько раз. Предприниматели жаловались, забрасывали президента Медведева обращениями, но, как известно, всё это без толку.

Предыстория плавно подводит нас к тому, что как зарабатывали 10-15 лет назад на пресловутых ЭКСЗ, так же будут зарабатывать и сегодня. Тогда антимонопольщики пытались разрешить ситуацию с «Безантом», закупавшим комплектующие для оборудования ЭКЛЗ у сингапурской фирмы Smartronic Projects PTE LTD, которая, принято считать, близка и «Безанту», и подконтрольной ему компанией «Атлас-карт», и, соответственно, ФСБ. На поставки попыталась заявиться другая компания, её условия были лучше, антимонопольщики почти «победили» «Безант», но вдруг на рынке появилась компания «Научные приборы». Она вновь всех перевесила и занялась ЭКЛЗ, и она вновь подконтрольна ФСБ через экс-полковника Валерия Соколова.

Директор АО «Научные приборы» Елохин Владимир Александрович (ИНН: 781013693153), согласно источникам, за время существования компания получила госзаказов на более, чем 177 миллионов рублей – почётная пенсия для полковника Соколова.

Впрочем, наша повесть не совсем об этом, однако наглядно демонстрирует возможности заработка на «кассовом бизнесе». Неудивительно, что этим направлением интересовалось ФСБ, и симптоматично, что когда им вплотную занялся Михаил Мишустин, почти всё, что там происходит, так и осталось в офшорах.

Сегодня одним из ключевых имён в «кассовом бизнесе» значится некий Владимир Щербаков – предприниматель, которого Интерпол разыскивает за незаконный вывод средств из страны. Это важный момент, запомните его.

Хотя кассами занимается множество видных бизнес-деятелей, в том числе и Алишер Усманов, и упомянутый нами Герман Греф (вспомним «доклад о картеле»), стандартный уже для отрасли монополист производства оказался завязан на господина Щербакова.

Помните, мы вспоминали фирму «Атлас-карт»? Так вот, она сохранилась до нашего времени.

С Мишустиным всё пошло по новому кругу – летом 2012 года ФНС проводит конкурс на улучшение системы контроля за наличными. Вместо уже устаревших ЭКЛЗ будут ставить фискальные накопители – то же самое, только вид сбоку, а деньги Михаилу Мишустину и друзьям.

Помня прежний опыт, когда заявившаяся на конкурс фирма с лучшими условиями едва не поставила под угрозу всю схему, Мишустин и партнёры сразу вывели «Атлас-карт», который выставил символическую цену в 1 рубль. Перебить такую сумму было однозначно невозможно, и всего за три месяца с момента заключения контракта компания накидала проект реформы.

Казалось бы, зачем работать за рубль? Но профитность остаётся на другом конце, ведь «Атлас-карт» остался монополистом на поставку этих самых фискальных накопителей. Каждая единица стоит порядка 6-8 тысяч рублей, и, конечно же, их нужно менять раз в год. Перемножая на количество кассовых аппаратов, нетрудно получить сумму в 15-17 миллиардов рублей ежегодно.

И тем, кто ещё не понял связи Щербакова и Мишустина, объясняем: кассовая реформа, по большей части, проводится ФНС и для ФНС, а все эти компании, которые ещё десятилетие назад так успешно кормились от кассовых аппаратов и защитных лент, своим конечным бенефициаром, по многочисленным слухам, имеют именно разыскиваемого Владимира Щербакова. Человек с таким бэкграундом в России куда вероятнее получит госконтракт, чем тот, чья фирма предложит лучшую цену.

О том, что и «Безант», и «Атлас-карт» работают в интересах Щербакова, говорил депутат Андрей Луговой. Туда же, к слову, и компания «Рик», которая получала ту заветную лицензию от ФСБ. Проще говоря, вот уже больше 10 лет Владимир Щербаков остаётся «золотым ключиком», пропуском в кассовый бизнес.

С «Научными приборами» тоже нашлась связь, правда, косвенная – в начале нулевых компания «Омега-холдинг» Щербакова имела в распоряжении 41 процент ЗАО «НИИ Физики фуллеренов и новых материалов РАЕН». Долю в 10 процентов имели как раз «Научные приборы» Соколова, и ещё 31 процент принадлежал Виктору Петрику, за чьим соавторством с Борисом Грызловым был запатентован фильтр по очистке радиационно загрязненной воды. А это было мошенничество и лженаучное изыскание, что красноречиво говорит об уровне «научности» в вышеупомянутом предпринимательском кругу.

Еще 10% было у «Научных приборов», чей совет директоров возглавляет Валерий Соколов. А 31% был у скандально известного Виктора Петрика, который совместно с Грызловым был соавтором патента на фильтр по очистке радиационно загрязненной воды. Потом эта разработка была признана лженаучной.

Вернемся к Михаилу Мишустину и его другу Владимиру Щербакову и зададимся вопросом, за что именно Интерпол так горячо интересуется бизнесменом и любителем фискальных накопителей? Выясняется, что как раз не за кассовые махинации, а немножко в стороне – за выводы денег через, предположительно, небольшой БВА-банк. Правоохранители возбудили уголовное дело по этой схеме в 2014 году, среди собственников банка нашлось сразу ВОСЕМЬ человек, участвовавших в схемах с ЭКЛЗ… Нунжно продолжать?

Михаил Мишустин (в центре)

Конечно же, нужно. Есть любопытная компания, называется Steepler, её основатель – Андрей Валерьевич Чеглаков, и именно эта компания производила игровую приставку «Денди». Корни офшорных дел Владимира Щербакова, неожиданно, уходят на один адрес со Steepler. Сам Чеглаков сказал, что давно уже не общается с людьми «этого круга» - это на вопрос о Щербакове.

А ведь деньги из БВА-банка (Владимир Щербаков – крупнейший акционер) утекали не без участия Чеглакова. Согласно версии следствия, схема работала через контракты Гознака, а ведь именно там и работал Андрей Чегликов. И, наконец, самая клюква – выводились средства через те же компании, что поставляли модули ЭКЛЗ. В качестве последнего штриха – акционер БВА-банка, компания из сингапура Smajtronic Projects. Круг замкнулся.

Оператор фискальных данных как ещё одна кормушка

Расцвет мишустинской власти наступает даже не там, где производятся и закупаются эти злополучные фискальные накопители – хотя, понятное дело, здесь глава ФНС тоже запросто может иметь притязания на миллиарды бюджетных рублей для своего кармана.

Нет, своего друга по «картелю» Германа Грефа он подтянул к такой инновации, как «оператор фискальных данных». Говоря вкратце – помимо операций с наличкой, нужно ещё и проверять налоговые отчисления, для этого и создаются операторы. Их всего пять, если будет больше – наступит убыточность.

Как минимум два из них однозначно имеют отношение к «Мишустину и команде» - это «Эвотор ОФД», созданная Сбербанком, и «Такском». Что касается «Эвотора», то сперва название забраковал даже Греф, но потом ему объяснили, что оно расшифровывается как «эволюция торговли», и любитель блокчейна и дип машин лернинга сразу название полюбил. Да и что там можно не любить, если фирма производит «умные кассовые аппараты», и вместе с Мишустиным монополизирует «кассовый рынок». И, конечно, частично оператором владеет компания из Сингапура «ABT Инновэйшн ПТЕ».

Другой оператор, «Ярус», принадлежит частично компании из Сингапура, частично – компании с Кипра. Им владеют Kylachi Holdings Limited и Flexwell International Pte, всё это восходит к компании «Штрих-М», производящей кассовые аппараты, и… имеющей больше 115 миллионов выручки. Смотрите сами:

Директор фирмы: Андрей Иванович Журавлёв (ИНН 774325524791), у компании всего 415 тысяч рублей прибыли, зато 115 миллионов выручки. При этом всего один госконтракт, и тот – на 5,7 миллионов рублей с «Ростелекомом».

Самый интересный оператор, конечно, пятый – это компания «Такском», принадлежащая Левону Амдиляну. Когда-то в незапамятные времена Михаил Мишустин работал под его началом в компании «Международный компьютерный клуб». «Такском» обслуживает по части электронного документооборота и грефовский Сбербанк, и управление делами президента, и Госдуму, и Налоговую (само собой), и Минэкономразвития, и Центробанк, и Почту России… всех, кого только возможно.

Фирма поделена поровну на четверых между Ольгой Хазовой, Николаем Царевым, Левоном Амдиляном («Диджитест») и кипрская Virgton Management Limited ( «Белтон»). Офшором, согласно кипрскому реестру, владеет компания 1C Limited.

Николай Царев, в свою очередь, бизнес-партнёр Александра Галицкого в компании «Элвис+ Груп», разрабатывающей решения по информационной безопасности, а Галицкий входит в общественный совет ФНС.

Денежный круг на полтора десятка миллиардов бюджетных рублей проходит через офшоры, бизнесмена, разыскиваемого Интерполом, Германа Грефа, пару никому неизвестных операторов, и неизбежно замывается на Михаиле Мишустине, главе Федеральной налоговой службы. И происходит это, страшно подумать, каждый год.

Андрей Каримов
Журналист