новости
Все подряд
Популярные
Загрузить ещё
Антон Белый
Журналист
#Игорь Сечин
#Роснефть
#Хасан Татриев
#НР-Юганскнефтегаз
#Радмир Файзуллин
О чём молчит Юганскнефтегаз и как госменеджеры крадут на геополитическом проекте под крышей Сечина
#Игорь Сечин
#Роснефть
#Хасан Татриев
#НР-Юганскнефтегаз
#Радмир Файзуллин
Под боком всесильного менеджера "Роснефти" Игоря Сечина развернулось настоящее неприкрытое воровство. Деньги выводят из главной дочки нефтяного гиганта - "РН-Юганскнефтегаза" под руководством Хасана Татриева. Главный вопрос, который возникает в такой ситуации, сколько имеет с этого безобразия лично Игорь Иванович Сечин?

"РН-Юганскнефтегаз" – крупнейшее дочернее предприятие ПАО «Роснефть». В то же самое время, предприятие является одним из самых закрытых на рынке – найти в открытом доступе сведения о реальной деятельности компании, практически невозможно.

В предыдущем материале «Устав.нет» рассказал о том, как в "РН-Юганскнефтегаз" (ЮНГ) исторически сложилась специфическая ситуация, при которой руководство компания и оперативный менеджмент, отвечающий за финансовые потоки, почти всегда вовлекается в коррупционные дела и другие сомнительные операции. В ЮНГ сложился клан менеджеров, близких, в том числе и земляческими связями, а вокруг самой компании выросла целая плеяда фирм, получающих подряды вне конкурсных процедур даже при нынешнем директоре Хасане Татриеве.

Чтобы разобраться в тонкостях нынешних схем освоения бюджетов крупнейшей дочки «Роснефти», достаточно лишь окунуться в историю вопроса.

Воровство при Файзуллине

В 2014 году в РН-ЮНГ в очередной раз поменялся директор – им был назначен Радмир Файзуллин. Почти сразу поднялась волна недовольства новым менеджером, а через пару месяцев после назначения, в СМИ начали утекать «схемы», которые реализовывались под присмотром нового руководителя. Ранее мы уже говорили, что между начальством крупнейшей дочки «Роснефти» и руководством самой «Роснефти» всегда существует устойчивый контакт, и вряд ли Игорь Сечин был не в курсе того, что Файзуллин организовал целую систему по освоению бюджетов под нужных ему людей.

Ключевым действующим лицом связки был сам Радмир Файзуллин, который до назначения занимал пост замдиректора департамента нефтегазодобычи «Роснефти». Непосредственный начальник Файзуллина – директор департамента нефтегазодобычи Рустем Бакиров был назначен гендиректором ОАО «РН-Няганьнефтегаз».

Бывший глава Юганскнефтегаза Игорь Жерж перешел на место Бакирова, а бывший руководитель Неяганьнефтегаза Дмитрий Минченко, стал заместителем Бакирова на место Файзуллина. Такая вот, на первый взгляд, странная перекрёстная ротация.

Однако ничего странного не было – по сути, произошла своеобразная пересменка, и между ранее связанными менеджерами, лишь укрепились связи «вертикально-горизонтального» характера. Очевидно, что подобное кадровое решение не могло быть принято без личной визы Игоря Сечина.

А вот в самом Юганскнефтегазе случилась зачистка – сразу три заместителя директора написали заявление на увольнение: это зам. по геологии Виктор Мальцев, зам по капитальному строительству Сергей Панарин.

При этом на уровне рядовых сотрудников и исполнителей принципиальных перемен не случилось, а должности сохранили лояльные «коррупционной связке» главный инженер Олег Акимов (считается, что не был в курсе всех схем), главный менеджер Сергей Буров и зам. гендиректора по региональной политике и корпоративным вопросам Александр Посохов. Последние два считаются менеджерами лично лояльными Жержу, которого формально повысили до должности в «Роснефти».

Место Панарина занял Лапин – по сути главный интересант компании «Обьстрой», которой в дальнейшем из Юганскнефтегаза Лапин и покровительствовал, став одним из ключевых элементов коррупционных схем.

Считалось, что после того, как Файзуллин уйдёт, а его заменит нынешний директор Хасан Татриев на предприятии должна будет произойти очищение от навязанных предыдущим руководством схем. Однако не случилось… ведь предприятие полностью опутано кланом коммерсантов, которые уже не один десяток лет кормятся вокруг него еще со времён "ЮКОСа".

Фирмы, которые назывались среди «распилочных» при предыдущих руководителях: Обьстрой, Электромонтаж, Нефтестройюгра, Юганскнефтестрой, Промэнергострой, Югратрубопроводмонтаж, Металснабкомплект, Сибтрансэлектро, Строймонтаж, Газмонтаж и прочие «Шаражгазмонтаж» …

К настоящему времени практически все указанные фирмы не только не утратили связи с «Роснефтью», но многие из них только нарастили объемы контрактных отношений с нефтегигантом.

Например, ООО «Юганскнефтестрой» (директор А.Ф. Коротких) существенно нарастила выручку в 15 и 16 годах – благодаря подрядам от «Роснефти» и РН-Юганскнефтегаз на сотни миллионов рублей. К слову сказать, подряды на миллиарды рублей в том числе и от материнской компании говорят о наличии серьезных контактов в ней же, а не только в ЮНГе.

А вот в «Обьстрое» дела пошли не так гладко – там объемы контрактных отношений с «Роснефтью» и её дочками стремятся с 2014 года к нулю, а почти все обороты даются за счет муниципальных и государственных подрядов исполнительной власти.

О том, что Сечин был, как минимум, в курсе происходящего, свидетельствует тот факт, что после прихода Игоря Ивановича на руководство «Роснефтью», объемы выручки групп компаний «Борец» начали резко расти. Примечательно, что ГК «Борец» (директор Владимир Сидаш) принадлежит Кипрским и Сейшельским офшорам, таким как МКК «ЦРНО» и «Салтекор инвестмент». Уже давно известно, что Сечин лоббирует компанию с миллиардными подрядами от «Роснефти», а при его поддержке указанная ГК «Борец» заходит на рынок оборудования для добычи нефти в Венесуэле после политических договоренностей между властями этой страны и «Роснефтью». Впрочем, если в России у «Борца» миллиардные подряды, то в Венесуэле речь идет о контрактах на несколько миллионов долларов. По этой причине выход на рынок Венесуэллы можно рассматривать как прикрытие через внешнеэкономическую деятельность.

Схемы "дополнительного заработка" при Татриеве

При этом ранее указывалось, что существующая многие годы схема, имела фиксированное распределение по процентам между участниками. Не менее 10% от контракта всегда уходили топ-менеджменту «РН-Юганскнефтегаз», затем не менее 5% уходили в Москву "за крышу" (в какой департамент, мы уже писали). Еще 5% — правоохранительным органам на местах, чтобы не тревожили даром. Подрядчикам остается около 10% в виде сверхприбыли (помимо сметной), в которой сидит доля, в том числе коммерсантов, лоббистом, среди которых называли бывшего мэра Нефтеюганска Бурчевского.

Когда-то, еще до избрания мэром, Бурчевский работал главным энергетиком "РН-Юганскнефтегаз» и считается, что при его деятельном участии была выстроена та самая теневая система неформальных поощрений от целого пула поставщиков работ и услуг. Став главой города, он затащил проверенных временем «поставщиков-откатчиков» и в город. Среди контор уже упомянутая «Обьстрой». Но «распилы» в мэрии Нефтеюганска нас сейчас не интересуют.

Главное, что по различным оценкам общая сумма «распила» в РН-ЮНГ составляла не менее 30 процентов.

Интересно, что при Татриеве в 2015 году резко возросла прибыль предприятия, которая, тем не менее, уже через год резко снизилась, а оценочная стоимость компании дошла до уровней, даже ниже, чем компания оценивалась до прихода Татриева. Рост прибыли был связан с интенсификацией наращивания объемов добычи.

Общую сумму «откатной массы» можно высчитать, если учесть, что выручка компании составляет почти 250 миллиардов рублей, а у самой компании заключены контракты на сумму в 301 миллиард рублей.

Чтобы хоть как-то попытаться снизить «откатные объемы», было принято решение создать ООО «Рн-Снабжение-Нефтеюганск», но об этой компании и других «дочках» Юганскнефтегаза мы поговорим в следующий раз.

Привлечение инвестиций в "чёрную дыру"

В настоящее время ООО «РН-Юганскнефтегаз» продолжает разработку группы месторождений Эргинского кластера. Эта задача является для менеджмента основной, поскольку от нее зависит наполняемость трубы по проекту ВСТО, имеющего для России геополитическое значение. В проект планируется инвестировать в общей сложности под полтриллиона рублей, а максимальный годовой уровень добычи Эргинского кластера месторождений составит 8,8 миллионов тонн нефти.

Впрочем, по темпам работ предприятие отстает от заявленных планов – сказывается общая неэффективность управления в реализации проекта. В частности, до сих пор не удается обеспечить должную инфраструктуру и тем более обеспечение множества кустов скважин компанией. А ведь такое обустройство, связанное со строительством подъездных дорог, подведением коммуникаций к скважинам и т.д. связано с освоением миллиардов рублей. Там, где не удается обеспечить своевременное строительство инфраструктуры отстают темпы бурения скважин, и, как следствие не растут объемы добычи.

Что же до роста объема добычи в последние годы, то они не превышают ранее намеченных планов, а отстают от них. Более того, по мнению экспертов реальный объем добычи мог быть достигнут в том числе и за счёт варварских методов интенсификации добычи из скважин, при которых падает объем добывает из скважины нефти, а подобный стиль добычи нефти приводит к непоправимому ущербу для окружающей среды. Более того, стратегически это приводит к тому, что значительная часть запасов нефти остается под землей, после чего дальнейшие попытки извлечения нефти становятся слишком дорогими. Иными словами, отдельные показатели «дочки» «Роснефти» достигнуты ценой будущих убытков.

При этом стратегические интересы компании находятся чуть ли не в заложниках у того клана коммерсантов, которые облепили РН-Юнг словно кровопийцы. «менеджмент постоянно ссылается на то, что в таких масштабных условиях им просто не с кем работать, и они вынуждены обращаться к тем подрядчикам, которые находятся поблизости – то есть к тем же, чьими услугами компания пользуется на протяжении десятков лет. Фактически компания находится в заложниках сервисных компаний и других поставщиков, которые используют связи с менеджментом для того, чтобы прогибать компанию по контрактам и деньгам. Однако это позиция менеджмента, которая озвучивается публично. Однако в реальности все договоренности идут полюбовно.

Ранее уже озвучивалась информация о том, что рядовые работники компании ютятся по общежитиям и питаются в столовых. Компенсационная высадка хвои идёт под «распильные цели» и «озеленение карманов» конкретных начальников. Но хуже всего то, что неэффективная деятельность менеджеров серьезно бьёт по геополитическим амбициям России.

В распоряжении Юнга 13 лицензионных участков, которые в сумме должны дать существенный объем в добыче нефти. Между тем, взаимодействие с ханты и манси т.е. коренными жителями территорий, где идёт добыча сырья, нельзя назвать эффективным. В настоящее время на указанных участках компании проживает лишь 150 семей число в 550 человек, хотя еще несколько лет назад эти цифры были значительно выше. Проблема не в том, что местное население сгоняют с территорий, а в том, что от тех, кто решает остаться, пытаются откупиться самым примитивным способом. Вместо создания внятных социально-бытовых условий для переезда и обустройства территорий их компактного проживания, компания дарит жителям какие-то подарки, что вызывает скорее недоумение, чем гордость за компанию «Роснефть».

Ранее в открытых источниках указывалось, что подрядчики ЮНГа не только не справляются с объемами взятых на себя работ, но делают это при существенно завышенных сметах, благодарность от которых уходит на самый верх в руководящих постах. Эти же источники, настаивают на том, что Игорь Сечин в курсе сложившейся ситуации, но закрывает на неэффективное освоение средств глаза, поскольку не хочет «заморачиваться» текучкой, сосредоточившись на внешнеполитическом направлении.

Между тем, пока Игорь Иванович кредитует зарубежных партнёров России и вкладывается в сомнительные проекты по добыче нефти то в Ираке, то в Венесуэле, менеджеры под его началом устроили коррупционную вакханалию.

Уважаемые читатели! Если у Вас имеются какие-то дополнительные сведения или материалы по данной теме, просим сообщить по адресу: [email protected]

Антон Белый
Журналист