новости
Все подряд
Популярные
Загрузить ещё
Антон Белый
Журналист
#Михаил Мишустин
#Владимир Путин
#Михаил Максименко
#Шакро Молодой
#СКР
Следователь, пытавшийся выкупить «Воров в законе» переложил ответственность на Путина. Научил Мишустин?
#Михаил Мишустин
#Владимир Путин
#Михаил Максименко
#Шакро Молодой
#СКР
Громкое дело о крышевании "воров в законе" офицерами Следственного комитета России, продолжается. Состоялся допрос одного из фигурантов - Михаила Максименко, который попытался переложить ответственность за преступление ... на Владимира Путина. Казалось бы, причём здесь Михаил Мишустин?

Хорошо известный по предыдущим материалам читателям «Устав.нет» Михаил Максименко начал давать показания в суде.

Напомним, что ранее мы сообщали о том, что суд признал виновным в вымогательстве Захария Калашова (Шакро Молодой), которого пытались выкупить у правосудия представители «Солнцевской» ОПГ.

Согласно версии представленной в открытых источниках, Максименко входит в группу правоохранителей, тесно связанных с «Солнцевской» ОПГ и другими преступными группами. «Услугами» Максименко и близких к нему «решал» могли пользоваться люди из окружения руководителя ФНС РФ Михаила Мишустина, а имя последнего звучало в переговорах «решал», которые опубликованы в открытом доступе.

В Мосгорсуде допросили бывшего начальника главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР Михаила Максименко, обвиняемого в получении двух взяток, в том числе $500 тыс за смягчение обвинения криминальному авторитету Андрею Кочуйкову (Итальянец) — ближайшему соратнику вора в законе Захария Калашова (Шакро Молодой). Как писал "Ъ", полковник Максименко отрицает свою вину, полагая, что его уголовное преследование может быть следствием провокации с участием сотрудников управления «М» ФСБ. По данным агентства "Руспрес", до марта 2017 года — это управление возглавлял Сергей Алпатов.

Перед началом заседания Михаил Максименко старался бодриться: подмигивал и улыбался находившимся в зале знакомым и пытался с ними заговорить. Но ничего внятного сообщить друзьям подсудимый Максименко не смог.

«Не разговариваем», — сурово сказал конвойный, и полковник погрузился в чтение напечатанных на бумаге показаний. Судья Олег Музыченко дал журналистам возможность услышать только их, закрыв остальную часть допроса, так как в ней «может содержаться гостайна».

Михаил Максименко в суде

Интересно, что сам Максименко дал понять суду, что всю ответственность может нести только президент страны. Михаил Максименко не признал вину и сослался на то, что у него не было полномочий для совершения того, в чём его обвиняют, а виноваты генеральские должности, которых назначает лично президент. Таким образом, один из «решал» связанных с руководителем ФНС РФ обвинил во всём Путина:

«У меня не было процессуальных полномочий для возбуждения или переквалификации уголовных дел, то есть того, что мне сейчас вменяется», — заявил Михаил Максименко.

Он подчеркнул, что не мог руководить первыми лицами главков СКР и «никакого авторитета для них не имел».

«Их должности — генеральские, их назначает президент. Меня же — председатель Следственного комитета, и генеральское звание в этой должности я никак получить не мог», — пояснил подсудимый. Михаил Максименко заявил, что мог влиять только на назначение своих подчиненных.
«Как и другие руководители главков центрального аппарата, я подписывал документы, связанные с назначениями. Но практика была такова, что за назначаемого поручалось подразделение, в которое его ставили», — объяснил полковник Максименко. «На назначение Дрыманова и Никандрова (начальник ГСУ СКР по Москве Александр Дрыманов и его бывший первый заместитель Денис Никандров, обвиняемый во взяточничестве) я повлиять не мог. Такие вопросы решает в конечном счете только президент», — отметил подсудимый.
"С бизнесменом Бадри Шенгелией (по версии ФСБ, бизнесмен заплатил $50 тыс полковнику Максименко за организацию уголовного преследования полицейских) он был знаком с 2007 года, когда тот проходил свидетелем по одному из дел, связанных с ОПГ Владимира Барсукова (Кумарина). «Я участвовал в организации защиты его и следователей", — сказал Михаил Максименко.

Он утверждает, что бизнесмен несколько раз жаловался ему на нарушивших закон силовиков, но ни одна из таких бесед не закончилась уголовным преследованием.

«Тема украденных часов (полицейскими у потерпевшего Бадри Шенгели) меня особо не интересовала, я даже не знал, возбуждено ли вообще дело в отношении силовиков», — объяснил подсудимый Максименко.

Он напомнил, что денег у него не нашли, а копию постановления о возбуждении дела в отношении полицейских, по словам бизнесмена, переданную ему подсудимым как свидетельство исполнения обязательств, Бадри Шенгелия так и не предоставил.

Вину в эпизоде с подручным Шакро Молодого он тоже отверг. Олега Шейхаметова, посредника в передаче денег, Михаил Максименко также «не знал».

«Но я лично видел видеозаписи перестрелки на Рочдельской. И у меня появились вопросы. Как бывший сотрудник управления "М" ФСБ адвокат Эдуард Буданцев, убивший и осознанно добивавший своих жертв, не содержится под стражей, а Кочуйков и Романов (криминальный авторитет Итальянец и его охранник Эдуард Романов) — в СИЗО? Через какое-то время я вручал памятные медали сотрудникам управления "М" и сказал его руководителю, что считаю Буданцева убийцей. Он же заявил, что в его действиях нет состава преступления», — рассказал подсудимый.

Позже, по словам полковника Максименко, его заместитель Александр Ламонов сообщил, что «некие люди интересуются» делом Итальянца. Подсудимый утверждает, что посоветовал Александру Ламонову «не лезть в эту историю, так как могут быть пересечения интересов с ФСБ».

«Тогда меня уже прослушивали, но в материалах дела этой беседы нет», — подчеркнул обвиняемый.

Рассказ заместителя он «не счел свидетельством коррупции». Но некоторое время спустя Александр Ламонов проболтался шефу о своих делах с людьми Шакро.

«Мы выпивали у меня дома, и уже в состоянии опьянения Ламонов сказал мне, что получил 500 тысяч за Кочуйкова и Романова и они лежат у него в сейфе. Я тогда подумал, что речь идет о рублях», — продолжил Михаил Максименко.

Войти в долю Александр Ламонов ему не предложил, а сам рассказ подсудимый воспринял как «возможную провокацию»: «Я сам так неоднократно делал. Забрасывал коллегам "дезу" с целью выявить у них коррупционный интерес». Михаил Максименко утверждает, что не стал сразу реагировать на эти откровения, решив их обдумать, а через некоторое время потребовал от Александра Ламонова вернуть деньги.

«Я сказал ему извиниться перед этими людьми, сообщив, что решение таких вопросов не в его компетенции. В противном случае я пообещал доложить о ситуации Александру Бастрыкину и сказал, что его ждет в этом случае минимум увольнение», — отметил подсудимый Максименко.

По его словам, через несколько дней Александр Ламонов сообщил ему, что вернул деньги, а сам полковник Максименко решил не давать истории ход, так как ему «было жалко» подчиненного. «С Дрымановым и Никандровым у нас были рабочие и товарищеские отношения, а с Крамаренко (арестованный по делу о взятках экс-начальник управления СКР по ЦАО Алексей Крамаренко) — просто служебные. Ни с какими просьбами относительно Кочуйкова и Романова я к ним не обращался», — утверждает он.

Александр Ламонов

Еще одного участника этой истории — выступавшего, по версии обвинения, посредником в передаче взятки экс-сотрудника ФСБ Дмитрия Смычковского (находится в розыске) — подсудимый охарактеризовал как своего ценного информатора, который в последний момент попытался предупредить его о «готовящейся провокации» против СКР.

«Он был гораздо выше меня по социальному и материальному положению. Мне Смычковский был интересен как человек, имевший информацию о кадровых перестановках в силовых структурах и о возможной противоправной деятельности сотрудников СКР», — объяснил полковник Максименко.

По словам подсудимого, именно господин Смычковский рассказал ему об интересе чекистов к истории с перестрелкой «в пользу Буданцева».

«Он сообщил мне, что против СКР готовится масштабная провокация, на которую выделено $3 млн и в которой задействованы люди из управления "М"»,— сказал подсудимый.

Он «отнесся к этой информации серьезно» и собирался на следующий день рассказать о ней Александру Бастрыкину, но «наутро был задержан».

29 марта в закрытом режиме прокурор попросил для Максименко 15 лет тюрьмы.

Уважаемые читатели! Если у Вас имеются какие-то дополнительные сведения или материалы по данной теме, просим сообщить по адресу: [email protected]

Антон Белый
Журналист